МЕНЮ
Спортивный туризм Казахстана

Евгений Халецкий о туризме в СССР: “Мы носили бензин в консервных банках”

О ФСТ Алматы
О герое
Меня зовут Евгений Халецкий. Я родился и вырос в городе Алма-Ате. Еще в 1975 году, когда мне исполнилось 15 лет, я начал заниматься горным туризмом. Что интересно, до этого мало им интересовался. Мой друг Андрей однажды пригласил меня в секцию горного туризма “Казводоканалпроект”, где и он сам состоял. Впоследствии название нашей команды менялось: ОКП-45, КСС, а последнее, которое закрепилось надолго — ЭДОС. В секции я был самым юным участником, это и стало началом моего туристского пути. Руководил секцией “Казводоканалпроект” тогда Алихан Кобжанов. Он же работал инструктором Казахской республиканской контрольно-спасательной службы (КСС), был профессионалом своего дела и опытным туристом.

Я начал тренироваться в секции. Физподготовка проводилась дважды в неделю, по выходным отправлялись в горы — либо в походы, либо на скалы лесничества в Малом Алматинском ущелье. Такой режим соблюдался весь год. Хочу отметить, что мы не были ни альпинистами, ни скалолазами, но все навыки этих дисциплин мы упорно осваивали, в особенности второе. Тогда наша секция ежегодно весной выезжала на скалы Тамгалы-Тас на реке Или. Там проводились десятидневные тренировочные сборы. Мы лазали и тренировались до изнеможения. Пальцы были стерты до крови, и кожа с них слезала хлопьями. Спасались тем, что отмачивали кончики пальцев в горячей мыльной воде.

Мы лазали по скалам на тренировках и соревнованиях в остроносых азиатских галошах. Для надежности их надевали и привязывали к ноге. Сейчас вместо них используют специальные скальные туфли.
Однажды Алихан Кобжанов пригласил на эти сборы мастеров скалолазания Горбунова и Дюкова. Они учили нас многому, в том числе технике работы в связках и сложного лазания. Я с уверенностью могу сказать, что эта моя первая школа, в которую мне удалось попасть юнцом, оказалась очень и очень полезной.

Год спустя, в 1976-м, директор секции предложил нам с другом перейти в школу инструкторов горного туризма, которую проводили на турбазе Алма-Атинская. Это была школа республиканского масштаба, туда съезжались туристы со всех точек Казахстана. Там я тоже оказался самым молодым и, как оказалось, самым неопытным участником. Мы все время жили на турбазе Алма-Атинская, занимались в классах и, конечно, на местности. Выпускным заданием был поход второй категории по Тянь-Шаню с восхождением на пик Школьник. Потом мы сдали экзамены и получили аттестаты. Так я взошел на вторую ступень своей туристской деятельности. После этого я уже окунулся с головой в занятия этим увлекательным видом спорта. Я продолжал занятия до самой армии: совершал категорийные спортивные походы, участвовал в соревнованиях и ежегодных сборах, даже в спасательных работах.
После армии я возобновил занятия в секции ЭДОС. Она тогда уже числилась за городским туристским клубом. Я побывал на многих семинарах и сборах, но самым интересным для себя счел Всесоюзный семинар повышения квалификации инструкторов-методистов туристских клубов, который проводился в Свердловске в 1983 году. Там-то мне и удалось попасть в группу инструкторов-спасателей по лыжному туризму.

Наша команда совершила поход третьей категории сложности по Уралу, в устье реки Печоры. Группа ребят оказалась опытной, знаете, такие “мастерюги” российского лыжного туризма. Навыки выживания в зимнем лесу в горах Урала мне очень пригодились впоследствии.
В 1983 году я возглавил руководство секции ЭДОС и устроился работать в городской клуб туристов, позже стал его директором. Когда уволился, стал работать старшим инструктором на станции юных туристов, а потом перешел в КСС (Контрольно-спасательная служба). Туристскую профессиональную карьеру я завершил в институте физкультуры на кафедре туризма и оргмассовой работы, был там старшим преподавателем. Сейчас живу в живописном штате Колорадо, поближе к горам, продолжаю заниматься любимым делом.
О турклубах СССР
В Казахстане были разные туристские направления. Карагандинские клубы считались сильнейшими в горном туризме. В водном виде на первых местах стояли Усть-Каменогорск и Алма-Ата. Кстати, в городе яблок и его области в 70-х лучшими командами считались группы из Политехнического университета. В 80-х годах появились команды АРО-1, которыми руководил Николай Горун. Именно его команды стали основными лидерами в пешеходном и горном туризме.
Спортивный туризм в СССР включал следующие виды: горный, водный, лыжный, пешеходный, велосипедный, спелео- и авто-, мототуризм. Все эти виды развивались в двух направлениях. Во-первых, это совершение категорийных походов и экспедиций. По стране проводились туристские чемпионаты — у кого лучший поход. Во-вторых, это также участие в соревнованиях, но уже по технике и тактике. Самым важным массовым мероприятием считался Всесоюзный слет по всем видам туризма одновременно.

Все это именовали самодеятельным спортивным туризмом. Присваивались разряды и звания от “Турист СССР” до “Мастер спорта”. Но развивался и плановый туризм. В Алма-Ате плановые турпоходы проводились из турбазы Горельник, Алма-Атинская, Алма-Тау. Позже из всего перечисленного осталась только турбаза Алма-Тау.
Если команда или секция существовала при какой-то организации, то этим в основном занимались энтузиасты, те, кто уже имел опыт походов. В команду приглашались все желающие работники данного предприятия, а финансировать их могли профсоюзы или спортивные клубы.
А проведением сборов, семинаров, организацией школ занимались советы по туризму и экскурсиям и туристские клубы. Они уже финансировались государством. Условия были обычные: приходи, общайся, тренируйся, ходи в походы, участвуй в соревнованиях, набирайся опыта. Выделялись деньги на снаряжение, предоставлялся транспорт, оплачивалось питание, выдавалась форма, но не все полностью, конечно. Часто сами туристы собирали деньги в казну и покупали необходимое. Были и личные расходы, не без этого.
Была хорошо развита система. Работали разные организации по развитию туристского спорта: республиканский совет и областной по туризму и экскурсиям, городской или районный клуб туристов, республиканская контрольно-спасательная служба, были и федерации туризма по разным видам, маршрутно-квалификационная комиссия. Это было практически в каждой республике Союза. В свою очередь, нельзя забывать и об отдельных личностях, которые внесли большой вклад в развитие туризма Казахстана: Валерий Кораблев, Александр Чукреев, Александр Нам, Татьяна Попова, Олег Симанович, Алихан Кобжанов, Петр Клименко, Любовь и Юрий Дреевы, Петр и Сергей Архиповы, Элла Шеребирова, Светлана Барбашинова, Алла Шахова, Николай Горун, Александр Артемьев, Владимир Есафьев, Владимир Вуколов, Алексей Вододохов, Николай Кондратенко, Бабир Мансуров, Александр Макагонов, Георгий Плахута, Булат Ракишев. Все они были из города Алма-Аты.

О снаряжении и одежде
Когда я начинал ходить в горы, снаряжение было следующим:
Брезентовые рюкзаки Абалакова.
 Они были широко распространены, но в них мало вмещалось, и они быстро изнашивались от частого использования. Я помню, как некоторые туристы сшивали два таких рюкзака в один, чтобы увеличить объем. Некоторые ходили со станковыми рюкзаками, они имели алюминиевую конструкцию. Я в свои первые походы брал обычный солдатский вещмешок, но быстро от него отказался и приобрел абалаковский. Уже позже, году к 1985, мне сшили удобный капроновый рюкзак.
На ноги — туристские ботинки типа “Вибрамы”,
 не самые лучшие. Они стирались от походов, мокли и не спасали от холода. Позже появились “Вибрамы” ВЦСПС (Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов — прим. авт.). Они были уже гораздо лучше: более плотные, надежные, тяжелее и теплее. Были и специальные ботинки-трикони. Изготавливались из свиной кожи, тупоносые, тяжелые, а подошва обита железными зубьями. Если эти зубья стирались или отлетали, то их просто меняли на новые. Очень тяжелая обувь, особенно когда намокала. Кстати, чтобы она меньше намокала, туристы натирали ее свиным салом. Благодаря трикони нога хорошо держалась на камнях, скалах, плотном снежном фирне.
Если говорить о палатках, то популярными были “Памирки”,
 изготовленные из серебристого материала перкаля. Обычно в них размещалось 3-4 человека. Пока такая палатка была новой, она хорошо держала влагу и тепло. По мере изнашивания она начинала постоянно протекать, так что приходилось накрывать ее сверху большим куском полиэтилена. Счастливчиками были те, у кого были пуховые спальники. В нашей команде использовали спальники-одеяла. Раскрывали один спальник и присоединяли к нему при помощи молнии второй. Третий служил дополнительным утеплением: клали его либо сверху, либо на пол. Так по трое и спали в одном большом спальнике.
Глаза от солнца на ледниках мы защищали обычными сварочными очками.
 Только вот фиолетовые стекла меняли на дымчатые коричневые. Из верхней одежды — стандартные брезентовые штормовки и штормовые штаны на лямках. Пуховки были в основном самодельные, а у кого-то от ВЦСПС.

Все снаряжение для страховки было железным и тяжелым. 
Скальные крючья, ледовые назывались “морковка”.
 Молотки и ледорубы были с деревянными ручками и из алюминия. На сложном маршруте снаряжения нужно было много, недаром весь набор называли “кузня”. Позже ледовые “морковки” заменили трубчатыми ледобурами, а сталь на легкий и прочный титан.
Еще интересно: мы носили бензин не в канистрах, а в пустых консервных банках. Их доставали на мясокомбинате, внутри они были пустые. Мы сверлили два маленьких отверстия, закачивали топливо клизмой и запаивали дырки паяльником. Одна банка — одна доза для заправки.
Также мы использовали горные черно-белые карты. Их называли “кроки”. Там были отмечены хребты, реки, перевалы и вершины с названиями и высотами. Никаких вам параллелей или топознаков.
Все снаряжение в целом было неудобным и тяжелым. В командах были свои “самоделкины”, которые изготавливали более легкое и прочное снаряжение/одежду. Постепенно начали появляться иностранные вещи: чешское, польское, австрийское, немецкое, французское, итальянское, американское. Конечно, было более удобным, прочным, легким и долговечным. Плюс хороший дизайн. Стало ходить лучше и веселее.
Сайт Евгений Халецкий о туризме в СССР: “Мы носили бензин в консервных банках” (raknagore.kz)